Главная Новости сайта Общение Информация
Wikistopia Уральская Эльба Проза Уральского стопа Уральские автостопщики Автостоп-путеводитель
по Уральскому региону
  • Проза Уральского стопа

  • Один день в тундре.

    1.Балок.

    Нум, великий наш отец,
    Живущий на седьмом небе,
    Уходящий в глубь бесконечности,
    Награди меня глазами,
    Видящими далеко за пределами моей земли.
    «Песня шамана»
    Из книги «Мифы и предания ненцев Ямала»
    Я проснулся в рабочем балке под Уренгоем. Свет утреннего солнца пожарными отблесками стелился по льду реки Пур и глядел в заплывшее окошко вагончика. Я заставил выбраться себя из спальника и вышел на улицу с фотоаппаратом, чтобы сделать несколько кадров. Не часто такое ясное небо можно увидеть на Севере, надо ловить моменты.
    Михалыч, главный обитатель балка, разводил огонь в печи, бормоча что-то себе под нос. Его больше занимала больная с похмелья голова, чем красивые восходы. Вчера, до поздней ночи, он пил водку и рассказывал несвязные истории про Север, про свою вахтовую тридцатилетнюю жизнь, про строительство трансполярной магистрали, про ненцев и про их легендарную «золотую бабу», якобы скрытую в тундре.
    В балок периодически заходили люди, пили чай, грелись, и уходили к своим машинам, стоящим на площадке. Через некоторое время заговорил динамик рации на стене:
    - Котельная, доброе утро, как погода у нас?
    - Доброе утро, -16 градусов.
    - Спасибо.
    Потом пошли разговоры о разных трубах, о том кому, куда надо поехать, о вахтовках КАМАЗах, УРАЛах, и т.д., потом голос Михалыча:
    - Кто на Новый Уренгой идет? Надо нашего студента забрать.
    - Михалыч, я же вчера обещал, что его заберу на УАЗике…

    Через несколько минут динамик сообщил:
    - Ну, где он? Пусть выходит…
    Я схватил рюкзак, впрыгнул в унты и вышел из балка:
    - Спасибо, Михалыч, до свидания!
    - Тебе удачи! Заезжай на обратном пути.

    2.Песнь ветра.

    Ни пенье птиц, ни голоса деревьев,
    Ни птиц проворных свадебное пенье,
    Одни лишь волны в лютости своей
    Растят над тундрой ледниковый панцирь.
    Леонид  Лапцуй
    Птицы не поют, но зато поет ветер. Его завывания, стоны и смех далеко разносятся по тундре. К этим величественным звукам примешивается звон снежинок, потрескивание мороза и скрипы снега под ногами. Ветер поднимает снежные искры и разбрасывает их по небу, создавая волшебную северную феерию.
    Я замер. Прислонился немного к километровому столбу и взялся за него рукой.
    Ветер все рвется привлечь меня к своей игре, но я не хочу, это холодные игры, северные. Наверное, в этих местах не должно быть людей. Не должно быть здесь газопровода, буровых и компрессорных станций, не должно быть здесь и поселений. Но это все здесь есть. Так как здесь есть газ. И есть промысел по его добыче, есть «живой» заработок, поэтому здесь есть и люди, не испугавшиеся морозов и ветров, не испугавшиеся жестокой северной игры. Мое одиночество, поежившись, смешалось со звуками тундры и быстро рассыпалось, вместе с появлением на горизонте машины...

    3. Северная дорога.

    Пустая вахтовка медленно ползла по обледеневшей трассе. Иногда она останавливалась, чтобы мы смогли сфотографироваться и передохнуть. Ветер переметал дорогу снегом и пытался сдуть нас в кювет. Опять играет.
    Я задумался, прислонился к стеклу и стал рассматривать окружающие просторы. По тундре большими стальными деревьями шагали опоры ЛЭП и причудливыми змеями тянулись трубы, ветер и снег, небо и солнце, и все…
    Километр за километром тянется дорога. Скользко. Задумавшись о том, как эту дорогу строили, я содрогнулся. Но потом опять вспомнил о делах насущных:
    скоро пост Службы Безопасности Ямбург Газ Добычи с большой табличкой «Въезд без документов запрещен!». Как его преодолеть? Не придется ли отступить в 20 км от цели?
    Не пришлось. Машину не остановили.

    4. Северный рай.

    Мы прошли Игрим, Медвежье, Уренгой,
    Память оставляя на года,
    Теперь - на Ямбурге. И так случилось,
    Что Север полюбили навсегда.
    В. Ф. Макаров
    Здесь, за полярным кругом темнеет быстро. Тундряные поля укрылись сумерками, а затем и темнотой. Зеленый трясущийся «УРАЛ» ползет по дороге. Вот, впереди показалось зарево огней.
    «Вот и Ямбург», - сказал водитель. На огненной полоске он выбирал дома и говорил мне: «Вот это красноватое здание – церковь, за ней телеграф, а там…» Первая экскурсия. С приближением к поселку, размеры его уменьшались, и исчезла видимость города.
    Справа от дороги появился въездной знак. На нем изображена фирменная ямбургская «Птица Счастья».
    Меня высадили недалеко от финских домов, и последние метры до них преодолел пешком. Вот я и у цели. Первым делом посетил телеграф, позвонил всем, потом пошел гулять. Все прохожие интересовались о моем появлении в этих местах, и каждому я подробно рассказывал о своем пути, люди удивлялись, советовали никому не говорить о нелегальном проникновении в запретную зону и желали мне удачи. Я зашел в один из жилых модулей, посмотрел на это чудо прогресса. В каждом таком здании располагается общежитие, магазины, столовая, банкоматы, телефоны и другие жизненные блага. Люди, живя в таком модуле, могут годами не выходить на улицу. Потом я спросил, о наиболее бесплатном и удобном месте для мытья, и мне посоветовали «культурно – спортивный центр». В этом здании есть спортивные залы с цивильными душевыми. Помывшись и познакомившись со спортсменами, я пошел в музей. Очень разволновал хранительницу истории поселка своим появлением, и она рассказала мне о Ямбурге от зарождения до наших дней. Потом позвала местных телевизионщиков, которые удивились еще больше, расставили свою аппаратуру и взяли у меня интервью. Я долго рассказывал журналисту об автостопе, путешествиях, о своем пути в Ямбург, но самым забавным в нашей беседе был вопрос о предстоящей ночевке:
    - А где вы ночуете? Вот сейчас, например, где вы собираетесь остановиться?
    - А вот это я у вас должен спросить, вам же лучше знать, где тут можно расстелить спальник и переночевать?
    Журналист явно растерялся и задал следующий вопрос, сменив тему. Еще немного поговорив, мы распрощались с телезрителями, и оператор выключил камеру.
    - Саша, вообще-то ваше появление у нас нонсенс, к нам очень редко заезжают люди без пропусков, поэтому я даже не знаю, что вам порекомендовать. Можете сходить в гостиницу «Ямбург», но там поселиться будет не просто, лучшим вариантом для вас будет «Хаер», гостиница для ненцев, она на берегу Обской губы, а в модулях и общежитиях запрещено принимать гостей.
    Мы распрощались с журналистом и смотрительницей музея, я подарил им по книжке «Практика Вольных Путешествий» и пошел искать ночлег.

    5. Операция «Ямбург - антитеррор», как я искал ночлег и дурное происшествие в церкви.

    Полу мифическую гостиницу «Хаер» так и не нашел, о ее существовании вообще мало кто знает, а вот в гостинице «Ямбург» во мне признали террориста: - Я не могу пустить вас в гостиницу, - сказала вахтерша, - вдруг вы террорист и хотите взорвать нас. Идите в отделение милиции, вас там проверят, и если все в порядке - приходите.
    - И это будет сколько-то стоить? Мне надо наиболее бесплатный способ. - Да, (вахтерша назвала цифру около 800 рублей), но есть номер за 290 специально для вас.
    - А на полу территорию 2 на 2 метра вы мне не выделите, для спальника?
    - У нас так не принято.
    - А исключения могут быть?
    - Нет!!!
    Попрощавшись с обитателями гостиницы «Ямбург», я, по совету одной женщины, пошел в общежитие. Начальница этого заведения твердо была уверена в моей террористической сущности. Я предлагал ей просмотреть мои документы, рюкзак, одежду, но она твердо стояла на своем: «Ты террорист! С такими рюкзаками могут ходить только террористы! В Ямбург без пропуска может приехать только террорист!» И так далее и тому подобное…
    Не стал более огорчать заведующую, я вышел, послонялся по улицам и пошел в церковь. Уж в этом заведении бояться террористов не должны.
    Большая современная церковь, как и все строения в поселке, стояла на сваях. Словно волшебная избушка на курьих ножках. Я поднялся по лестнице и, открыв несколько дверей, проник в храм.
    Церковь, как церковь. Впереди большой иконостас, множество лампадок и свечей горит вокруг. Служители в черных одеяниях поют молитву. Ой, что-то я не вовремя… Пока батюшки были заняты, я снял рюкзак, купил свечку и пошел к иконе Николая Чудотворца – покровителя всех путешествующих. С внутренней молитвой «Никола! Помоги мне найти здесь вписку!» Я зажег свою свечу и, установив ее в соответствующее место, отошел в уголок и с душевным покоем во всем теле присел на лавочку.
    Молитва продолжалась. Периодически в храм приходили люди. Все они чувствовали здесь себя как дома. Раздевались, неистово крестились, целовали все иконы, а некоторые присоединялись к батюшкам, в их благом деле. Один из пришедших решил тоже поставить свечу. Он купил самую толстую из имеющихся в продаже и стал ходить по церкви, сначала присмотрелся к одной иконе, потом передумал, подошел к другой – вновь передумал, а потом подошел к Николаю Чудотворцу… потушил мою свечку, выкинул ее и поставил свою! Я от возмущения чуть не упал с лавочки! Провожая своего «злодея» взглядом, я внутренне его обзывал разными словами, и пока был поглощен этим занятием, основная часть молитвы закончилась, и батюшки, одевшись, выскользнули за дверь.
    Молитву допевали какие-то женщины, «свечкотушитель» все еще ходил по храму, а я, расстроенный из-за дурного происшествия со свечой, надел рюкзак и вышел на улицу.
    Было уже поздно, около одиннадцати часов, все достопримечательности я уже посмотрел, хотелось еще побольше пофотографировать и сходить к Обской губе, но это я мысленно отложил на завтра. А пока меня более заботил ночлег. Все еще обиженный на мужика в церкви, на всех борцов с терроризмом, я направился в ПОМ (поселковое отделение милиции) чтобы сдаться. Я подумал: «раз я террорист, то надо сдаться, чтобы меня скорее обезвредили!», с этой мыслю в голове, я постучался в дверь.

    6. О том, как доблестная милиция и служба безопасности избавила Ямбург от злодея – террориста.

    «Здравствуйте! Все говорят, что я террорист, арестуйте меня, или выдайте мне справку, что я не являюсь злодеем!» - так я громко говорил опешившему от неожиданности дежурному милиционеру Петрову. Он попросил рассказать все по порядку, и, услышав всю мою историю, стал звонить разным людям. После нескольких разговоров, он налил мне чаю и сообщил, что ночевать мне здесь нельзя, ибо на секретном объекте путешественники не приветствуются, и что завтра приезжает начальник милиции, который их всех из-за меня уволит. Милиционер Петров громко хохотал, слушая о приключениях в поселке, вновь звонил разным товарищам, рассказывал про меня, и все его собеседники тоже смеялись, а некоторые еще и плакали в придачу, боясь увольнения.
    Таким образом, после получасовых телефонных разговоров влетело всем ментам и «эсбэшникам» в поселке, потом всем вахтерам и простым смертным в модулях, которым было строго – настрого заповедано: обо всех подозрительных личностях сообщать в милицию.
    Вдоволь насмеявшись, поразившись моим путешествиям, дежурный милиционер Петров придумал выход из создавшейся ситуации: «Хочешь уехать отсюда бесплатно?» - спросил он меня.
    Я посмеялся и сказал, что я и так отсюда бесплатно уеду, но он предложил мне ехать бесплатно на поезде в сопровождении службы безопасности, как опасный для Ямбурга элемент. Я с радостью согласился. Еще несколько звонков и вопрос урегулирован.
    Время – пол-двенадцатого, УАЗик с включенной «мигалкой» едет на вокзал. Сопровождающие меня милиционеры и работники службы безопасности смеются и спорят: кому же больше попадет от начальства? Выехали на трассу, миновали знак «Ямбург» со светящейся «птицей счастья». Вот и вокзал. На перроне стоит вахтовый поезд. Меня передали сопровождению и пожелали удачи. «А все-таки ты молодец! Как так у тебя получилось всех обмануть?»
    «До свидания! Не обижайтесь! Спасибо за все! Ямбург – классный поселок!»

    Время – первый час. Я рассказываю своим сопровождающим об автостопе, об учебе в медицинской академии, о разных трассах и людях. Они удивляются и спрашивают, слушают и снова спрашивают...
    Наговорившись, я налил себе чаю и прислонился к окну. Мимо ползла темная заснеженная тундра с металлическими деревьями столбов. Я задумался о прошедшем дне, об одном дне, проведенном мною в самой настоящей тундре и о замечательном стечении обстоятельств, которые привели меня к исполнению мечты. Я был счастлив, слушая стук колес вахтового поезда, двигающемуся по маршруту Ямбург – Новый Уренгой.

    7. Заключение.

    Два года подряд я рвался в Ямбург, в одно из редких мест, не посещенных автостопщиками. И сейчас, когда уже написаны эти строки, я считаю свое путешествие логически завершенным. Все получилось очень удачно. И погода побаловала, и люди попадались очень отзывчивые. Всем им мне хочется сказать большое СПАСИБО! Ибо без них бы это путешествие не состоялось. И особенно, хочу извиниться перед работниками Службы Безопасности ЯГД, которые незаслуженно пострадали из-за моего проникновения. Надеюсь, что начальство их не сильно наказало.

    Еще раз – спасибо всем! До свидания!

    Иванов Александр