Главная Новости сайта Общение Информация
Wikistopia Уральская Эльба Проза Уральского стопа Уральские автостопщики Автостоп-путеводитель
по Уральскому региону
  • Проза Уральского стопа

  • Весна на Байкале.
    Весна в Бурятии.

    1.Идея.
    А тут все просто. Майские праздники, надо куда-то вырваться. А Байкал - жемчужина Сибири, всех всегда манит, манит... Туда и собрались. Я долго ходил по общаге и собирал попутчиков. Что и следовало ожидать: кроме меня собрался еще один человек - Серега (Он впоследствии получил прозвище - "Вырви глаз", за свой ярко-оранжевый комбез). И еще почти перед отъездом к нам присоединилась Ольга. Просто на лекции мы сидели вместе, я ей рассказал про запланированную поездку. А потом спросил:
    - Поехали?
    Вот и поехали.
    Подготовили некоторое снаряжение, откопировали карты, забили стрелку в Иркутске. Все обговорили. Теперь пора.

    2. Дорога на восток.

    24 апреля. 6.00.
    Вышли на трассу. Известная, истоптанная дорога Тюмень-Омск. Пролетели почти незаметно. До Ишима нас подвозил интересный человек - летчик-любитель. Он ехал за запчастями для своего сломанного спортивного самолета. Мы долго и интересно говорили о проблеме счастья, свободы. Вспомнили о Чайке Джонатане...Мы мчались в японском микроавтобусе, под мерное тиканье ограничителя скорости - 100 км/ч. И молчали, думая о полетах, о небе. Вот удача! Автобус ПАЗик аж до Новосиба! Всю ночь дремали.

    25 апреля
    Новосибирск.
    Огромный мегаполис. Потоки машин, людей, все куда-то спешат, бегут. В общем - мини Москва. Спустились в Метро. Попросились пройти без жетончика. Прошли и поехали. В метро к нам подошел усталый мент и долго что-то говорил о своей тяжелой жизни. Ему нужны были просто слушатели, кивающие на все его слова. Потом он пожелал нам удачи и мы разошлись. Заглянули еще по пути на трассу в ЦДЮТ, но там уже какая-то Интернет-компания развернулась. Проехали на автобусе - вот и окраина. Пост ДПС и дорога в Кемерово.
    Водитель - цементовоз рассказывал нам о злобных ГАИшниках, которые его "сильно достают". "Вышел из машины, - говорит,- весь в цементе, машина вся в цементе и написано большими буквами: ЦЕМЕНТ! А он у меня спрашивает, что везешь!!! Я ему и отвечаю: Телевизоры!.."
    Поворот на Топки. Встали за кольцом. Пролетает на бешеной скорости машина по встречной полосе. Потом со свистом остановилась в ответ на мою поднятую руку. Молодой водитель Женя - внештатный сотрудник ГИБДД и правила в принципе не соблюдает. Он впервые в жизни встретил автостопщиков и был сильно поражен нашим рассказам. Потом он пригласил нас в гости.
    Кемерово.
    Ура! Ванная! Довольные и чистые мы сварили рисовую кашу и поели из большой сковородки. Женя рассказывал нам о своей жизни и о своих внутренних метаниях. Он работает "извозчиком" у какого-то важного шефа, получает хорошие деньги и несмотря на это не считает себя счастливым. Желание жить интересно, общаться с умными людьми, познавать мир тонет в возможности получать большие деньги. Мы подарили Жене автостопную книжку и позвали в путешествия. А он на память о себе подарил нам фонарик, повозил по городу с экскурсией и вывез на трассу. Теперь я уже сижу дома и переписываю этот дневник и снова задумался. Что такое счастье? Рейнгольд Месснер, известный альпинист, в книге "Хрустальный горизонт" говорит: "Счастье - это когда абстрактная идея и жизненные устремления совпадают". Может он прав?
    Скоро стемнело. За Кемерово начинаются красивые горки, трассу окружают темные деревья тайги. До Боготола доехали на скоростном японском джипе. Пришли на вокзал и сразу двинули к товарнякам.
    У путейных рабочих узнали, где формируются составы на восток, подошли к месту остановки локомотивов, сели на рюкзаки и, громко хрустя сухарями, стали ждать "паровоза". А вот и он! Готовенький. "Здравствуйте, можно с вами проехать до Красноярска, мы путешественники, студенты, ...." Отказ. Потом опять. Сердитые машинисты на нас почти и не смотрят. Подошел охранник, спросил документы, пожелал нам удачи и ушел. Потом у дома рядом с путями, открылась дверь на балкон, и громкий голос стал с нами знакомиться. Это оказался дежурный по станции. Он громко стал давать нам инструкции по методам "научного" проезда в товарняках. Спасибо ему. Слушая наш диалог, рядом стоял охранник и ворчал: "Советчик хренов, знает ведь, что нельзя!" Потеряв надежду на встречу с прогрессивным машинистом, мы отправились вдоль состава на поиски удобного вагона. На восток идет очень мало пустых "теплушек", поэтому даже охранники перемещаются вместе с составом на открытых платформах, их примеру мы и последовали.
    Попрощавшись со всеми обитателями станции Боготол мы двинулись на восток. Началась самая страшная ночь за всю поездку! На четвертый час поездки наши замерзшие тела стали задумываться о смерти... На пятый час все, что смогло у нас выжить приехало на станцию Красноярск-вост..

    26 апреля
    Сгрузились. Отошли. Поползли. Показали документы приятным аборигенам, пришедших с желанием нас оштрафовать на 10 руб. за проезд в люкс-вагоне, но от этой перспективы мы вежливо отказались и, поговорив с ними, узнали о дешевой рабочей столовой, где вкусно позавтракали (на сумму штрафа!) и, сев на электричку, приехали в славный город Красноярск. Красноярск встретил нас самыми смешными таксистами за всю историю эстрады. Они предложили нам секретную информацию "как добраться до столбов" всего за 50 рублей! Или же провезти туда всего за 300 - со всеми удобствами. Так громко я давно не ржал! Такого выгодного предложения нам больше не случалось услышать.
    Побродили немного,отправили письма и сфоткались на фоне моста через Енисей, "как на деньгах". Потом сели на автобус и поехали на столбы.
    Столбы.
    Приехали на остановку "Турбаза" и пошли к скалам. Асфальтированная дорожка привела нас к сугробам, кордону Лалетино, часовенке памяти погибших столбистов, спасателей и альпинистов, а потом, собственно и к столбам. Столбы - огромные каменные сурепки посреди тайги. Камни - отполированные солнцем, ветрами, дождем и миллионами человеческих рук, из года в год перебирающих одни и те же зацепки на давно придуманных ходах. Руководствуясь схемой туристко-экскурсионного района (ТЭР) и потоком пионеров, вышедших на пикник, мы добрались до "Первого" столба, потом, оторвавшись от толпы сходили на "Второй","Третий","Четвертый", "Львиные ворота", "Перья", еще какие-то, в общем пытались собрать по крупицам общую картину об этом интересном месте. Скалы безлюдны, наверное повлияли большое количество снега и будний день. О людях мы вспоминали лишь при встрече с памятной табличкой или при рассматривании на вертикальных камнях человеческих следов, даже не верится, что скалы могут так "износиться".
    Здесь, на Столбах, царит своеобразная атмосфера человеческой свободы, которую теперь редко уже можно встретить. Стоя под моросящим дождем на вершине "Третьего" столба, мы смотрели на волнующееся зеленое море тайги с темными островами скал и над нами, вдалеке, на стене "Второго", как бы подтверждая общее вольное настроение, красовалась, выведенная еще в революционные времена и теперь всегда обновляемая, надпись - "СВОБОДА".
    Столбисты.
    Вечер. Нагулявшись, мы двинулись в город и на трассу, но уже почти у кордона Лалетино, мы встретили двух рюкзакастых людей, с которыми познакомились, с которыми и пошли обратно на столбы. Серега (или Сёга) и Андрей позвали нас в избушку, где они и намеревались провести майские праздники. Прошли опять мимо "Первого" и "Второго". Потом "Ферма", где по преданию стояла избушка братьев Абалаковых. А потом добротная каменная избушка "Голубка" запертая на сто замков от мародеров. Стоит упомянуть тропинку, ведущую к "Голубке", главной достопримечательностью здесь является самодельный шит для отпугивания случайно приблудших туристов: "Стой, на этой тропе много КЛЕЩЕЙ!!!". Мы посмеялись, представив тайгу, все клещи которой собрались на одной тропе, поджидая проходящих мимо туристов. Отдохнув у "Голубки" мы двинулись дальше. Всю дорогу Сёга и Андрей развлекали нас неудержимым потоком историй, баек о столбах, столбистах и вообще обо всем. Мы услышали о тропе "Кресты", ступив на которую человек неминуемо блудил, и о классическом "Черном альпинисте", о разных выдающихся людях столбов: Владимире Теплых, Дусе и др.
    Уже затемно пришли к нашему приюту: избушке "Ковчег", около столба "Скрытный", пока пилили дрова, Ольга приготовила еду, а потом, развесив мокрые вещи вокруг печки, мы, освещенные керосинкой, ели, грелись и отдыхали.
    Вот и полночь. Теплые, сытые и довольные столбисты решили нас тоже сделать таковыми и потащили на скалу.
    Полная Луна освещала камень холодным голубым светом. Направляемые указаниями Сёги, мы потихоньку забирались на столб. Ход оказался несложным, но ночь добавляла ему некоторую изюминку. Для "профилактики" Ольгу вели со страховкой, но, честно говоря, на столбах веревка смотрится не очень естественно. На свободных скалах по древней традиции ходят "свободным лазаньем".
    Вот и вершина. Освещенная луной тайга плыла под нами... Вне времени. Не описать.

    27 апреля.
    Утро. Теплый чердак избушки. Оставшуюся от восхождения половину ночи Сёга читал рассказы Чехова вслух, только мы уже не слушали. Удовольствие, усталость и множество впечатлений сделали свое дело, и мы крепко спали без снов, жаль только не долго. Пора вставать. Утро.
    Опять на скалу! Нас забыли посвятить! Поднялись, пофоткались, по старой столбистской традиции мы были отшлепаны галошей три раза (чтобы не забыть, сколько галош отвесить новичку, на вершине стоит памятка: "гора Скрытная, компания Ковчегъ, три галоши"). Спустились, от Ольги отцепили клеща- скалолаза, обменялись адресами и подарками. Двинулись.
    По дороге в город нам попался интересный человек. Он много всего интересного рассказывал, но особенно запомнились его слова о биологической жизни: "Биологическая жизнь - это такой период жизни, когда существо может производить потомство и заботиться о нем, для нас этот срок примерно 20 тысяч дней, запомните, у вас в распоряжении 20 тысяч дней! Смотрите на этот театр, путешествуйте!" Это, конечно, примерные слова, но смысл я передал. Всю дорогу думали об этом. Вот и город.
    Весь путь вперед и назад, да и сейчас, дома мы думали и думаем о столбах и столбистах. В ожидании машин, я читал подаренную Сёгой книгу В. Астафьева, а у Оли в блокноте на память остались стихи Аведика Авесена:
    Я ухожу, мой милый,
    А ты начинаешь путь,
    Не зря меня жизнь умудрила,
    Ты слов моих не забудь.
    Жизнь - это тень от облака,
    Всегда ускользающий миг.
    Воля - судьбы наковальня,
    А случай - владыка-владык!

    28 апреля.
    Мы в кочегарке на выезде из Канска. Запах угля и шум топок. Вчерашний дождь и отсутствие машин загнал нас сюда на ночлег. Утром мы простились с работниками и двинулись дальше.
    Дорога на восток от Красноярска представляет собой череду асфальта, колдобин и гравия. Очень выматывает. Устали.

    29 апреля.
    Дорога.

    30 апреля.
    Иркутск.
    На МАЗе-лесовозе наконец-то приехали в Иркутск! Ура! Скорее бежим на встречу с Серегой, на главпочтамт. Иркутск, наверное, единственный город, в котором местные жители не знают расположение главпочтамта. Поэтому всем рекомендуем встречаться у главного телеграфа, что напротив цирка (а главпочтамт-то рядом, на ул. Разина!). Подождали, Сереги нет. Написали письма и двинулись на вписку.
    По дороге к нам подошел интересный дяденька, профессор геологии. Поинтересовавшись нашими планами, он долго и интересно стал рассказывать о происхождении Байкала и окрестных гор. Потом пожелал нам удачи и ушел. А вот и нужный адрес.
    Дверь открыла улыбающаяся Катя, наша новая знакомая. С ней и с Рыжим (Алексеем) мы познакомились на трассе около Красноярска. Хозяева часто оставляли нас дома одних, уходя по делам, поэтому мы приводили себя в порядок долго и в полном объеме: мылись, стирались, сохли, отъедались и отсыпались. Проконсультировавшись о всех местных достопримечательностях, мы утром решили двигать на Байкал.

    1 мая
    Прошли впереди колонны демонстрации, послушали оркестр, посмотрели город немного, поели мороженого и покинули Иркутск. Байкал встретил нас мощным, совсем не майским снегопадом. Дорогу - серпантин Иркутск-Слюдянка сильно замело, поэтому многие машины вставали с краю дороги, не в силах преодолеть сугробы. Нам повезло, машина ТОYOTA, подвозившая нас, все одолела. Вот и Култук.
    Из-за погодных условий, мы отказались от прежних планов и на пик Черского хребта Хамар-Дабан не пошли. А двинулись по колено в снегу на турбазу Темная Падь по шпалам Кругобайкальской железной дороги. Старая, построенная на костях заключенных, дорога вела нас по берегу Байкала, но озера из-за белой пелены снега не было видно. Несколько раз, сбоку от дороги появлялись тоннели, обрамлявшие некогда второй, отсутствующий ныне путь. Устав думать об мокрых ногах, я вспомнил крокодила Гену, говорившего, что хождение по шпалам тем и хорошо, что никогда не заблудишься. И верно, пройдя около 8 км, мы притопали на нужную турбазу (по совету Кати и Рыжика).
    Темная Падь и вписка у Джамбо.
    Турбаза встретила нас радостными туристами-пионерами, охотной до денег начальницей и несколькими неформальными людьми, ругавшимися с ней. Их она не пустила, а с нами договорилась на неопределенную сумму "сколько совесть позволит". Обиженные и замерзшие неформалы громко ругались, жалуясь нам на снег, который испортил им традицию отдыхать в этих местах и в это время в палатках, на злобную начальницу, не пустившую их, и т.д.
    Мы посидели некоторое время на турбазе и потом пошли к местным жителям, среди которых оказался Джамбо - пьющий неформальный чукча-коряк с Камчатки, вписывающих всех стопщиков, часто здесь бывающих. О нас он оказывается уже знал и о том, что мы не встретились с Серегой тоже.
    Вся толпа стопщиков, неформалов наркоманского вида и нас двинулась в один из домов, к отцу и сыну по фамилии Сливкины. Расположившись и познакомившись с обитателями, мы повесили на сушку вещи, поели и стали наблюдать за происходящим. Почти все люди в доме пили принесенный вписчиками спирт, курили, в общем всячески проявляли свои греховные свойства. Напишу немного о всех окружающих.
    Джамбо. "Рок-бард", приехал в Камчатки, по национальности чукча и коряк, пьет, без документов, поэтому временно обитает на турбазе; утром, сказал нам, что Мотани (единственного, курсирующего раз в сутки поезда) не будет, чем жестко обманул, заставив идти 8 км обратно по шпалам. Мораль: не слушайте пьяного чукчу!
    Травка. Девушка-наркоманка. Но поет красиво, любимое слово - "короче", под утро стала причиной пьяного раздора Джамбо (см.) и Платона (см.).
    Платон. На вопрос: "А чем ты занимаешься?" честно ответил: "Я - наркоман!" Из Москвы.
    Настурция. Наркоманка, из Питера, сейчас обитает в Иркутске, училась на журналистку, весь период нашего общения была под каким-то дурманом, но много и интересно вела какие-то теософские беседы с Ольгой.
    Батя. Собственно хозяин дома. Всю свою жизнь провел здесь, в Темной Пади, работая машинистом на Мотане, преодолевая путь "60 км до и 60 км после", но по отзывам местных, провел ее достойно. По вышеуказанным причинам, в географии не шибко силен и слыша в разговоре слово "Владивосток" спрашивал: "А где это?" Вообще по пьяной грусти много нес чуши, которая никого особо не задевала.
    Сливкин-сын. Второй хозяин этого дома. Отметился тем, что часто падал на пол, будоража и веселя окружающих.
    Ваня. Абсолютно непонятный тип, известный своим сидением в тюрьме за убийство, но приятный в общении и не наркоман.
    Были еще какие-то непонятные люди, себя не проявили, поэтому и писать о них не буду.
    Теперь о нормальных людях вписки.
    Даня - бродяга, Владивосток. Интересный парень, двигается из Владика в Питер, ролевик, интересный и приятный в общении. При прощании подарил мне нож.
    Костя, Самара. "Старый хиппи", как я его назвал, интересный и опытный человек, на пути в Китай застрял здесь. Известный во всех неформальных кругах. Долго развлекал нас историями. Интеллигентным видом сразу располагает к себе.
    Ну и мы.

    2 мая
    Проперлись обратно до Култука пешком и на юбилейной 50-той тачке прибыли в Слюдянку.
    Южный берег Байкала. Озеро еще все во льду, лишь в центре, далеко от берега видны были разводья. Погода восстановила свои весенние свойства, и снег, выпавший вчера за вечер, спешил растаять. Смотря на озеро, мы хохотали над своими взятыми плавками и купальниками. Геологической противоположностью Байкала является красивый хребет Хамар-Дабан, манящий своими снежными вершинами.
    Вот и дорога в Бурятию.
    Подвозивший нас бурят сильно удивился, узнав о нашем пути: "А чего так недалеко? Я думал вы дальше, на Дальний Восток; Вот вас все к нам в дикость тянет, а нас все к цивилизации, в Питер, Москву..."

    3 мая
    Знаменателен удивительным автобусом. Остановили "Икарус", кондуктор захотел с нас двоих 300 рублей за дорогу до Улан-Удэ, я обиделся и предложил 20 рублей, кондуктор удивился и денег не взял, везти нас, впрочем, тоже не желая. Я стал просить водителя нас высадить, но он почему-то не захотел, при этом Ольга стала радовать кондуктора историями о нашем пути, после чего тот удивился еще больше и высаживать нас уже не захотел. Так мы, получив 100%-ную скидку доехали до столицы Бурятии.
    В Улан-Удэ мы пришли в республиканский центр детского-юношеского туризма и краеведения и договорились с начальницей о ночлеге. Потом пошли знакомиться с городом.
    Верхнеудинск порадовал нас своей неторопливостью, спокойствием, чистотой и симпатичностью. Пройдя по центральной улице, мы осмотрели огромную черную голову великого вождя, на рынке приобрели за 1 рубль "сибирскую жвачку" из смолы лиственницы, поели мороженного, пофотографировались, в общем получили все мирские блага, а после этого пошли спать в отведенную нам комнату.

    4 мая
    Доехали до Иволгинска. И оставшиеся километры до известного дацана - самого крупного в России, прошли пешком, по пути разочаровывая местных таксистов. Уже почти около храма остановилась перед нами машина. Лама в очень красивых и важных одеждах с мобильным телефоном и личным водителем подвез нас до дацана.
    Вот и дацан. Большой комплекс красивых строений с "парящими" крышами в китайском стиле, обрамлен красивыми горами. Звучит буддийская музыка.
    Пройдя через ворота, мы двинулись по территории. Но чуть не осквернили святыню своим не буддийским поведением! Здесь все надо делать по ходу солнца, и ходить соответственно тоже. Пройдя вслед за местными, мы покрутили все вертушки, присоединяясь к общей молитве, бросили всю мелочь в приспособленные для этого ящики, после всего этого зашли в один из храмов.
    Прямо перед входом стоят кушетки, на которых во время службы сидят ламы, располагаясь в соответствии с чинами. Дальше - алтарь со множеством изображений Будды и его учеников. Вообще в храме висят изображения целого пантеона святых. Обойдя помещение по часовой стрелке, мы попросили рассказать одного из лам о буддизме и выслушали интересную лекцию.
    Осмотрев еще один храм, мы сели на его крыльцо, слушая музыку и вдыхая запах горящего в курительнице можжевельника.
    Хорошая весенняя погода. Греет солнце. Долина, в которой расположен дацан ограничена чередой невысоких гор, сейчас еще покрытых снегом. Мы сидели, прислонившись к стене храма, и думали о преодоленном пути, о людях - наших новых знакомых и о новых горизонтах. А рядом, за стеклом небольшого строения, росло дерево бодхи, под которым когда-то Будда Шакьямуни искал просветления...

    3. Дорога домой.
    Вот и пора домой. И хочется крикнуть окружающим горам: "До свидания, Бурятия! Замечательный район с красивой при- родой, озерами, горами и степями, с улыбающимися местными жителями - бурятами, с общей неторопливой атмосферой спокойствия и добродушия. До свидания, Бурятия! Один из прекраснейших районов, самой большой и разнообразной страны - "Россия", красоту которой мы, россияне, порой и не замечаем. До свидания, Бурятия! Но мы еще вернемся сюда. В снежные солнечные горы Хамар-Дабана и к источникам Тункинской долины. В столицу буддизма страны - Иволгинский дацан и к удивительному озеру Байкал. До свидания, Бурятия!"
    Новые встречи с интересными людьми, скорость и длительные остановки, новый вид старых мест, смешные происшествия и не очень... Все это дорога домой. Мне кажется, что любое путешествие, это большая дорога домой, и без нее теряются все, на первый взгляд более важные, иные цели. Но я уже не буду растягивать свое, и без того уже длинное описание славного пути, скажу только, что все закончилось более чем удачно. А по другому и не может быть...

    4. Итог.
    12 мая, спустя девятнадцать дней после старта, мы благополучно вернулись домой, преодолев около 7,5 тыс. км и сменив ровно 100 машин. Итог: множество фотографий, впечатлений и еще - окрепшее знание о доброте, красоте и изобильности окружающего мира. И теперь, уже дома, мне еще раз хочется сказать огромное Спасибо всем, кто помогал нам в этом путешествии!
    До встречи.
    Пока.
    P.S. А Серега, с которым мы так и не встретились в Иркутске, преодолел примерно такой же путь и вернулся довольный домой, но о своих приключениях он пусть пишет сам.
    май 2002
    --
    Удачи, добра и радости!

    С уважением, Иванов Александр, Тюмень - Мурманск.